Лента новостей
Все новости Черноземье
Тренера «Ростова» Карпина дисквалифицировали на 6 матчей за толчок судьи 15:59, Спорт Гудков заявил о штрафе в 20 тыс. руб. за организацию митинга 15:58, Общество Путин заявил о необходимости снять штамп жульничества с бизнеса 15:57, Политика 5 советов, которые сделают вас сильнее и помогут противостоять стрессу 15:55, РБК и Philips В Амурской области проверят больницу после сообщений о перевязке скотчем 15:50, Общество Путин положительно оценил свой выбор профессии 15:45, Общество Bloomberg узнал о сокращении присутствия Morgan Stanley в России 15:44, Финансы На Украине появится ведомство для борьбы с этнической нетерпимостью 15:38, Политика Организатор убийства Старовойтовой вновь попросил выпустить его по УДО 15:36, Общество Израиль заблокировал фактическую столицу Палестины 15:28, Политика В браузере Opera появился встроенный Ethereum-кошелек 15:23, Крипто Группа IC3PEAK сообщила об отмене концерта в Минске 15:20, Общество Порошенко обвинил Россию в переходе «красной линии» 15:20, Политика Обед за 15 минут: персональный рецепт итальянской кухни 15:12, РБК и Barilla ДНР передала Киеву 13 осужденных 15:01, Политика Росгвардия начала внутреннее расследование из-за поставок продуктов 14:55, Политика «Газпром» отказался от иска к СОГАЗу на 1,9 млрд руб. 14:55, Общество Как четвертая промышленная революция повлияет на транспорт в России 14:54, РБК и ГТЛК РФС наказал «Спартак» за оскорбление вратаря сборной России 14:53, Спорт Три человека задержаны после крушения скоростного поезда в Анкаре 14:51, Общество WSJ узнала о намерении «Бойскаутов Америки» просить защиты от банкротства 14:39, Общество Идея по инвестированию: когда покупать Enjin Coin 14:36, Крипто В аэропорту Шереметьево установили курилки у терминалов 14:32, Общество Имперские амбиции: как Великая Китайская стена стала подиумом 14:31, Совместный проект Суд решил выдворить украинскую журналистку с территории России 14:26, Общество Не пропасть, а трамплин: Bitcoin хочет догнать Visa и Mastercard 14:21, Крипто МЭА спрогнозировало стабилизацию цен на нефть на уровне $60 за баррель 14:18, Экономика Мелания Трамп сообщила о самостоятельности супруга в принятии решений 14:14, Политика
Александр Соловьев: «Русская ментальность играет свою роль»
Черноземье, 25 июл, 15:52
0
Александр Соловьев: «Русская ментальность играет свою роль»
Бизнесмен, инвестор и общественный деятель рассказал о развитии региональной экономики, отношениях власти и бизнеса и перспективах создания медицинского кластера.
Александр Соловьев (Фото: Алексей Солодов / РБК Черноземье)

- Бытует мнение, что позитивное развитие Воронежской области, в том числе рост агропромышленного комплекса, напрямую связан с Вашим тандемом с губернатором Алексеем Гордеевым. Согласны ли Вы с этим?

- Безусловно, согласен. Я думаю, что развитие бизнеса должно соответствовать интересам региональной экономики и интересам людей, которые проживают в регионе. Человек, который хочет создать преуспевающий и перспективный бизнес, должен соизмерять свои усилия с задачами, которые поставлены перед областью. Представителем региона является губернатор, поэтому в областях, где у меня есть бизнес, я работаю с властью, особенно когда речь идет о серьезных больших проектах. Только в данном случае нужно понимать, что тандем – это не партнерские отношения, а отношения власти и бизнеса. Они основаны на том, что власть ставит задачи и на законодательном уровне контролирует их выполнение, а бизнес выполняет поручения по созданию рентабельных и эффективных проектов.

- Ваши бывшие коллеги говорят, что Вы практически никогда не ошибаетесь в людях. Однажды Вы сказали, что Вам достаточно нескольких минут, чтобы оценить человека. Как выработалось это качество, пришло с опытом?

- К сожалению, это не совсем так. Ошибки бывают, и порой они очень досадные. Первое мнение о человеке зачастую бывает правильным, говорю исходя из жизненного опыта. Когда приходится общаться с большим количеством людей и проводить десятки собеседований в месяц, вырабатывается определенная уверенность. Это вопрос практики, в основе которой лежат знания о психологии. В свое время я изучал труды Дейла Карнеги в качестве первоисточника информации о кадровом менеджменте, читал книги других ведущих специалистов в этой области.

- За время работы на посту главы Центрально-Черноземного Сбербанка Вы принимали решения о предоставлении денежных средств на реализацию масштабных и амбициозных проектов. В принятии данных распоряжений наверняка существовала доля риска. Как совместить риск и холодный расчет в работе?

- Любые инвестиционные проекты, если они инновационные, имеют высокие риски. Причина кроется не только в оценке самого бизнеса, но и во внешнеполитических аспектах нашей страны, которые могут стать причиной появления проблем. Поэтому при принятии решения о предоставлении кредитов всегда продумываются варианты хеджирования рисков. Основной метод в данном случае заключается в повышении пределов прочности проекта и эффективном взаимодействии бизнеса и банка с властными структурами. Например, в Белгородской области по многим проектам, где мы видели риски, гарантом выступал губернатор области. Наша команда прилагала все усилия, чтобы эти риски не реализовались, хотя порой они были достаточно серьезными. Но вместе с представителями органов власти мы решали кадровые вопросы и оказывали помощь там, где это требовалось. Губернатор мог, при необходимости, обратиться к высшему руководству страны, чтобы защитить интересы проектов. Если банк не чувствует уверенности, что власть может держать свои слова, то, как правило, в таких регионах отсутствуют масштабные проекты.

Александр Соловьев (Фото: Алексей Солодов / РБК Черноземье)

- Был ли у Вас опыт неудачного инвестирования? И если это не закрытая информация, сколько составил убыток?

- За все годы моего руководства банком цифр, говорящих о серьезных убытках, не было. Если говорить о неудачных вложениях, то это были небольшие проекты, руководители которых совершали профессиональные ошибки. Или речь шла, к примеру, о непрогнозируемых кризисных явлениях в экономике, которые приводили к ухудшению финансового состояния предприятий. Но, как правило, мы находили варианты выхода из подобных ситуаций – предоставляли дополнительные кредиты, чтобы усилить проект, или искали факторы, которые способствовали бы поддержке бизнеса. Если говорить о крупных компаниях, можно упомянуть «Белстар-Агро». Одной из причин кризисной ситуации на этом предприятии стала недооценка рисков. Был закуплен большой объем зерна, но вместо повышения произошло резкое снижение цен, поэтому в этих условиях не представлялось возможным рассчитаться с кредитами.

- Как Вы оцениваете перспективы кластерного развития в нашей стране?

- Это зависит от того, кто будет входить в эти кластеры. В России очень часто в кластеры собирались те, кто хотел видеть только отдачу от этого объединения, но не было компаний, которые могли бы оказать поддержку. Сегодня ситуация другая, многие предприятия прошли точку безубыточности, поэтому можно рассматривать кластеры как один из вариантов повышения эффективности отраслевой экономики. Русская ментальность играет свою роль, все хотят самостоятельно осуществлять деятельность, вследствие чего корпоративные структуры, которые были настроены на взаимоподдержку в производстве и развитие отрасли, в результате не были продуктивными.

- Можно ли считать, что в такую кооперацию Вы скорее не верите?

- Сегодня я в такую систему верю, но не верю, что она может иметь масштабный характер для России. Все зависит от состояния предприятий, которые хотят объединить свои усилия, и от людей, которые их возглавляют. Как форма существования, кластеры, безусловно, могут серьезно помочь многим предприятиям при правильном подходе. Просто необходимо понимать, что это не панацея. На сегодняшний день экономика требует более вдумчивого подхода к развитию. Необходимо не просто создавать рабочие места и производить продукцию, но и постоянно заботиться о качестве и снижении себестоимости, чтобы противостоять не только российской, но и мировой конкуренции. Решить эту задачу необходимо посредством объединения усилий, заинтересованные предприятия должны направлять средства на разработку инновационных решений или приобретение новых технологий.

Александр Соловьев (Фото: Алексей Солодов / РБК Черноземье)

- Глава Счетной палаты Алексей Кудрин недавно заявил, что цели, поставленные в майских указах 2012 года, не были достигнуты. Что Вы думаете о глобальном управлении на федеральном уровне, и что нужно изменить, чтобы повысить его эффективность и реализовать майские указы 2018 года?

- По стечению обстоятельств сейчас я думаю о другом направлении развития, не менее важном для человека: о перспективе создания кластера более качественных медицинских услуг – для того, чтобы решить задачу, поставленную Владимиром Путиным – увеличение продолжительности жизни человека. Лозунгом ее не решишь, нужно, чтобы изменился подход населения к своему здоровью и услугам превентивной медицины. Если говорить об управлении на федеральном уровне, безусловно, я вижу много позитивных моментов, связанных с поддержкой экономики и ее отраслевых сегментов. Практически с нуля была создана система продовольственной безопасности России. Если бы на государственном уровне не были приняты соответствующие решения, подобной системы не было. Но на сегодняшний день необходимо восстанавливать работу научно-исследовательских институтов, которые должны заниматься исследованиями в тех отраслях, где необходим прорыв. В этих прорывных сегментах экономики нужны изыскания, которые в дальнейшем мог бы внедрять частный бизнес. Даже самые мощные предприятия порой не в состоянии вести масштабные и глубокие исследования и покупают зарубежные технологии производства, однако в реальности им продают технологии, которые были актуальны лет пять назад. Для нашей страны они являются инновационными, а для зарубежных производителей – пройденный этап. Необходимо поднимать на новый уровень российскую науку, в противном случае мы всегда будет отставать от результатов передовых государств, к которым хотим приблизиться. Нет нужды в построении конкуренции внутри страны, она построится самостоятельно. Нужно создавать предпосылки для конкуренции с мировыми лидерами производителей в различных отраслях.

- Продолжим тему майских указов. До 2024 года объем экспорта медицинских услуг должен увеличиться до одного миллиарда долларов США. Вопрос к Вам, как к владельцу клиники «Олимп Здоровья»: насколько это реально?

- Для начала я хотел бы пояснить, для чего решил вкладывать деньги в такой низкорентабельный бизнес. Одним желанием решить проблему увеличения продолжительности жизни невозможно. Немаловажным является фактор заботы о здоровье человека с момента рождения, для того, чтобы не допустить серьезных заболеваний. Поучаствовав в разработке и реализации проектов, которые дают хорошую прибыль, я принял решение попробовать свои силы в направлении медицинского бизнеса – создать многопрофильную клинику. Медицинский центр «Олимп Здоровья» я называю клиникой европейского качества, мы предоставляем услуги, аналогичные услугам в медицинских учреждениях Европы. Это может звучать высокопарно, но я пошел в медицинский бизнес для того, чтобы со временем создать настоящий медицинский кластер. И уже находятся единомышленники, готовые внедрять технологии, которые пока не может внедрить государственная медицина.

Что касается экспорта, то я думаю, что через несколько лет смогу утвердительно ответить на этот вопрос и продемонстрировать примеры. Я абсолютно уверен, что многие медицинские услуги, которые предоставляют наши врачи, гораздо качественнее зарубежных. И я не исключаю, что через некоторое время иностранцы захотят воспользоваться этими услугами в наших клиниках и побывать в России. Мы уже наблюдаем, что многие жители столицы приезжают в Воронеж для того, чтобы сделать сложные операции, так как по сравнению с Москвой качество одинаковое, а стоимость в разы ниже.

- Как Вы относитесь к тому, что в России объявлен новый курс на развитие цифровой экономики?

- Я не знаю цифровой экономики. Я знаю реальную экономику, в управлении которой можно применять цифровые технологии. Нельзя путать цифровую экономику и системы, обеспечивающие экономику новыми технологическими возможностями для того, чтобы повысить эффективность и грамотность управления. Поэтому в моем понимании это не цифровая экономика, это методы управления. Цифровые технологии дадут нам информационную базу и возможность для более грамотного принятия решений.

Александр Соловьев (Фото: Алексей Солодов / РБК Черноземье)

- Вы считаете себя сторонником преемственности. Но последние несколько лет в России руководящие посты в крупных организациях занимают «варяги» - выходцы из других регионов. Насколько эта тенденция себя оправдывает?

- Я против подобной идеологии. Она внедряется с позиции борьбы с коррупцией, но порождает ее новые формы. Руководящую должность занимает человек, который не знает актуальной ситуации в регионе. Для того чтобы вникнуть в текущее положение дел и оценить кадровый потенциал своей организации, он тратит большое количество времени. Зачастую человек, который приходит «со стороны» в управление какой-то структуры, подвергается влиянию людей, которые хотят что-то получить от этой структуры. В друзья новоиспеченному руководителю набиваются не те, кто душой болеет за свой регион, а люди, которые не достойны называться друзьями. В свою очередь «варяги» хотят как можно быстрее продемонстрировать свой профессионализм и зачастую ради собственных целей перестают работать в интересах экономики и жителей области. Могут быть исключения, есть регионы, где кадровый состав такой, что невозможно выбрать человека, который сможет эффективно руководить большой организацией. Но в областях, которые самодостаточны в своих кадрах, власть должна готовить преемников, которые лучше знают ситуацию в регионе и низовые отношения. При преемственности, как правило, наступают положительные эффекты и в управлении, и во взаимоотношениях с населением.