Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Черноземье
Собянин раскрыл модель ввода ограничений из-за COVID Город, 15:00 В Италии хакеры атаковали систему вакцинации от коронавируса Общество, 14:45 Путин выразил соболезнования в связи со смертью президента журфака МГУ Политика, 14:31 Баку вызвал временного поверенного России из-за слов Жириновского Политика, 14:29 Бизнес на прокачку: почему важно выработать стратегию РБК и Альфа-Банк, 14:25 Россиянка завоевала серебро Олимпиады в спортивной гимнастике Спорт, 14:24 Тарпищев назвал закономерным поражение Хачанова в финале Олимпиады Спорт, 14:13 Для беспилотных грузовиков не будут отводить отдельную полосу Общество, 14:07 Экс-президент «Локомотива» оценил работу Николича после победы над ЦСКА Спорт, 14:02 В Минтруде назвали основания для выплат семьям с детьми Общество, 13:55 Гендиректор «Уфы» извинился перед арбитром после матча с «Динамо» Спорт, 13:49 Изобретатель антисептика допустил существование коронавируса с 2013 года Общество, 13:44 Парктроник, круговой обзор и ассистенты: что умеет новая «ГАЗель NN» РБК и ГАЗ, 13:41 Российский гимнаст фразой «облажался сегодня» оценил результат на Играх Спорт, 13:37
Черноземье ,  
0 

Кому и сколько должны областные бюджеты Черноземья

Ситуация 2020 года привела к масштабным нарушениям сбалансированности региональных долговых обязательств и их росту
Фото: pexels.com
Фото: pexels.com

Минфин России опубликовал данные о структуре и объемах государственного долга субъектов РФ по состоянию на 1 июня этого года. Согласно данным ведомства, объем государственного долга Белгородской области составил 29,695 млрд рублей, Орловской – 19,528 млрд рублей, Тамбовской – 19,027 млрд рублей, Воронежской – 17,667 млрд рублей, Липецкой — 12,514 млрд рублей, Курской – 9,231 млрд рублей. Основными видами долговых обязательств региональных органов власти и органов местного самоуправления выступили государственные ценные бумаги, кредиты от кредитных организаций, иностранных банков и международных финансовых организаций, бюджетные кредиты и государственные гарантии.

Большинство черноземных регионов, кроме Воронежской области, диверсифицировали свою долговую нагрузку.

«В плане фондирования программ регионального развития каждая область имеет уникальный трек развития и выстраивает политику казначейского обеспечения расчетов по обязательствам с учетом способности и возможности руководства региона формировать долгосрочные программы развития и договариваться с федеральной властью, — считает управляющий партнер ООО «Прагматик» Элла Гимельберг. — В 2000-2010 гг. основным источником финансирования для регионов были государственные облигации и банковские кредиты. Федеральный бюджет не обладал достаточными ресурсами, и региональные правительства принимали решения исходя из ситуации на рынке — по «длине» денег и ставкам их привлечения. Бюджетные кредиты стали появляться в структуре задолженности субъектов РФ позднее, как попытка Минфина хоть как-то осуществить ребалансировку бюджетов и снизить процентную нагрузку на регионы».

«В 2016-2018 гг. на федеральном уровне было определено, что доля коммерческих кредитов (заимствования у банков и эмиссия ценных бумаг) в структуре регионального долга не должна превышать 75%. Решение было принято на фоне существенного роста региональных долгов в 2012-2015 гг. — с 18 до 35% ННД, причем именно за счет привлечения банковских кредитов. Тогда это решение шло вразрез с лучшими мировыми практиками, поскольку в большинстве случаев коммерческие долги считаются наиболее прогрессивным форматом форсирования развития регионов. Они свидетельствуют о проведении ответственной заемной политики, которая подразумевает устойчивый доступ к рыночным источникам заемного капитала и наработку благоприятной кредитной истории, а также о соответствии социальной и инженерной инфраструктуры региона его потребностям, — поясняет Юлия Герасимова, заместитель руководителя направления «Бюджетная политика» центра инвестиционного анализа и макроэкономических исследований ЦСР. — Ситуация изменилась в 2020 году, когда сбалансированность региональных бюджетов была массово нарушена. Банковские кредиты (как наиболее дорогой в обслуживании долговой инструмент) и гарантии (как условные обязательства с высокой степенью непредсказуемости в период экономической нестабильности) оправданно привлекались в значительно меньших объемах». В результате по состоянию на 1 июня 2021 года обязательства перед кредитными организациями имеют лишь Орловская (9,380 млрд рублей) и Тамбовская (6,352 млрд рублей) области.

В целях оказания влияния на формирование структуры долга регионов в 2020 году приняты следующие меры: увеличение сроков и лимитов на предоставление казначейских кредитов (лимиты были увеличены с 200 до 360 млрд рублей; сроки предоставления — с 90 до 240 дней, предельный срок возвращения казначейских кредитов продлен с 25 ноября до 15 декабря), предоставление отсрочки по выплате (реструктуризация) бюджетных кредитов, отмена необходимости кредитного рейтинга при выпуске ценных бумаг, возможность предоставления «горизонтальных» бюджетных кредитов между регионами, ограничение ставки предоставления банковских кредитов (ключевая ставка ЦБ +1%), возможность превышения предельных значений основных бюджетных показателей.

В 2020 году одним из основных источников фондирования стали ценные бумаги регионов, объем эмиссии которых (267 млрд рублей) увеличился в 2,3 раза по сравнению с 2019 годом (114 млрд рублей).

В качестве инструмента заимствований ценные бумаги в настоящее время использует почти половина российских регионов (41 из 85), в том числе Белгородская, Курская, Липецкая, Орловская и Тамбовская области.

«В целом по стране эмиссия ценных бумаг в 2020 году оказалась рекордной, увеличившись более чем в 2,3 раза по сравнению с 2019 годом. И хотя объем заимствований остается несопоставимым по сравнению с банковским кредитованием (только 10 % объема), данный инструмент является наиболее удобным для регионов, проводящих среднесрочную долговую политику», — подчеркнула Юлия Герасимова.

Главным долговым источником финансирования дефицита бюджетов в 2020 году стали федеральные бюджетные кредиты, предоставленные регионам впервые после двухлетнего моратория — в объеме, сопоставимом с объемами поддержки 2009 — 2010 гг. и 2013 — 2017 гг. «Беспрецедентная поддержка федерального центра, призванная смягчить неравенства налоговой базы, сыграла свою позитивную роль, — считает эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. — В бюджете Тамбовской области доля трансфертов увеличилась с 40% в 2019 году до 45-46% в 2020-м, в бюджете Белгородской и Липецкой областей — примерно с 20% до 26-28%, Курской — с 25% до немногим более 30%, Воронежской — примерно с 25% до 29%. Последняя по итогам 2020 года оказалась в числе получивших максимальный объем помощи от федерального центра наряду с Московской областью, Чечней, Крымом и рядом других регионов — 14,8 млрд рублей при положительной разнице собственных бюджетных доходов за год в 11,3 млрд руб. Правда, в текущем году областным бюджетом запланирован дефицит на уровне 14,5 млрд рублей, но пока к началу июня превышение доходов над расходами составляет 17 млрд рублей».

Диверсифицированный долговой портфель свидетельствует о качественном управлении рисками и высоком уровне местного финансового менеджмента.

Однако тот факт, что долг Воронежской области на 100% состоит из бюджетных кредитов, говорит о слабом управлении долговым портфелем и как следствие — зависимости от одного источника финансирования, подчеркивает старший преподаватель кафедры финансов и цен Российского экономического университета им. Г.В.Плеханова Максим Миленин. «Этот же источник использовали и остальные области, однако они привлекали средства и с помощью выпуска ценных бумаг, диверсифицируя долговой портфель», — отмечает эксперт. Кроме того, Орловская и Тамбовская области воспользовались банковскими кредитами, а Белгородская и Липецкая области имеют в долговой структуре по состоянию на 1 июня этого года государственные гарантии — инструмент стимулирования инвестиционной активности или поддержки деятельности социально значимых и системообразующих предприятий региона, временно испытывающих финансовые трудности. Эксперт полагает, что о качественном управлении рисками в долговой сфере и высоком уровне местного финансового менеджмента свидетельствует именно диверсифицированный долговой портфель.

С 2021 года для поддержки региональных бюджетов начал действовать ряд специальных федеральных мер, в частности, предоставление инфраструктурных кредитов под 3% на 15-летний срок, реструктуризация ранее выданных бюджетных кредитов на период до 2029 года и возможность получения бюджетных кредитов под 0,1% для погашения рыночной задолженности субъектов и муниципальных образований. «У центрально-черноземных регионов есть все шансы на реструктуризацию имеющейся задолженности, — полагает эксперт РАНХиГС Ринат Резванов. — А у некоторых областей, например Воронежской — даже основания рассчитывать на некоторые преференции с учетом позитивной динамики управления госдолгом: если в 2019 году он составлял почти треть от всей доходной базы области, то сейчас находится в пределах 20%. Важный нюанс состоит в том, что реструктуризация задолженности, в соответствии с принятым в октябре прошлого года постановлением правительства № 1704, предполагает обязательство региона перенаправить высвобождаемые средства на реализацию новых инвестпроектов, причем в приоритете — сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых (за исключением нефтегазового сектора), туризм, логистика, обрабатывающая промышленность (за исключением подакцизных товаров), ЖКХ, жилищное строительство и концессионные проекты в автодорожном комплексе. О планах по привлечению инфраструктурных кредитов в объеме свыше 14 млрд рублей на развитие инженерных сетей, автодорог, а также социальной инфраструктуры заявила Курская область. Тамбовская и Липецкая области пока лишь декларировали свой интерес к этому инструменту, а о дальнейших конкретных действиях известно гораздо меньше».

Подписывайтесь на РБК Черноземье в соцсетях «ВКонтакте», Facebook, Instagram, YouTube и мессенджере Telegram.